В системе образования кемеровской области






НазваниеВ системе образования кемеровской области
страница1/3
Дата публикации28.06.2015
Размер0.7 Mb.
ТипДокументы
d.120-bal.ru > Документы > Документы
  1   2   3
СОВРЕМЕННЫЕ ПОДХОДЫ И СТРАТЕГИИ НАКРОПРОФИЛАКТИКИ

В СИСТЕМЕ ОБРАЗОВАНИЯ КЕМЕРОВСКОЙ ОБЛАСТИ

Вержицкий Г.А., Белоногова Е.В., Федоров А.И., г. Кемерово
Под профилактикой злоупотребления ПАВ понимается комплекс социальных, образовательных и медико-психологических мероприятий, направленных на выявление и устранение причин и условий, способствующих распространению и употреблению психоактивных веществ, предупреждение развития и ликвидацию негативных личностных, социальных и медицинских последствий злоупотребления ПАВ (безнадзорность, беспризорность, преступность, рост случаев ВИЧ-инфекций, гепатита, заболеваний, распространяемых половым путем и т. д.). Профилактическая деятельность в образовании, как правило, строится на комплексной основе и обеспечивается совместными усилиями воспитателей, учителей, психологов, социальных работников, медиков, сотрудников правоохранительных органов. Однако несмотря на все усилия и затраты, именно профилактика является наиболее уязвимым местом. Выявление лиц группы риска наркотизации и лиц с наркотическими проблемами и до настоящего времени вызывает большие трудности. Построение системы профилактики может быть эффективным только на основе современного понимания природы аддиктивных расстройств.

Широкое распространение зависимостей, особенно наркотиков, алкоголя, табака и других ПАВ, негативные их последствия для самой личности и ее социального окружения, печальный факт, что наркотики стали антисоциальным компонентом молодежной субкультуры, явились толчком для появления особой научной дисциплины – аддиктологии. В России это направление разрабатывается Ц.П. Короленко и его коллегами, который предлагает различать такие понятия как аддикция, аддиктивное поведение и аддиктивная личность [7].

Аддикция – психическое расстройство, характеризующееся стремлением к уходу от реальности посредством взаимодействия с каким-то определенным агентом, искусственно изменяющим психическое состояние и создающим иллюзию удовлетворения потребности личности в самореализации. Аддиктивное поведение – весь комплекс внешней деятельности, активности по реализации этого стремления, относится к отклоняющемуся поведению. Аддиктивная личность – некое образование, определенные структуры внутри личности человека, способствующие формированию зависимого поведения как основного способа переживания смысла жизни. На первых этапах развития зависимости аддиктивная личность сосуществует со здоровой частью личности, все более поглощая последнюю по мере формирования аддикции, навязывая человеку специфический аддиктивный способ мышления и мировосприятия. Соответственно, аддикт – «носитель» аддиктивной личности [по 7; 8].

Ц.П. Короленко и Н.В. Дмитриева традиционно выделяют три группы аддикций – химические, нехимические и алиментарные (пищевые). Наркоаддикция, токсикоманическая аддикция, алкогольная аддикция, никотиновая аддикция, зависимость от лекарственных препаратов относятся к первой группе. При этом личность любого аддикта характеризуется некоторыми основными общими свойствами и проявлениями. Практически все люди с аддиктивным поведением характеризуются пониженной стрессоустойчивостью, страхом перед жизненными трудностями, отсутствием способности ждать и терпеть, жаждой немедленного осуществления желания. Аддиктов также характеризуют неуверенность в себе, неадекватная (низкая или компенсаторно завышенная) самооценка, личностная отчужденность, инфантилизм, слабо развитая ответственность и позиция взрослого «Я», внутренняя конфликтность, недостаточное переживание смыслов в реальных жизненных отношениях [7].

Аддикты наделяют аддиктивный агент сверхценностью и особым смыслом, испытывают сильный эмоциональный (и физический) дискомфорт при невозможности аддиктивной реализации, переживают чувство стыда за бесплодность попыток избавиться от зависимости, демонстрируют различные психологические защиты, оправдывающие аддиктивное поведение, проявляют некритичность в отношении собственной реальной ситуации, тратят значительное количество жизненных сил и времени на мысли об аддиктивном агенте и аддиктивную реализацию [7]. Для психологически зрелой личности мир представляется ареной для творческой реализации своих желаний и целей, для аддикта же он – тюрьма, из которой вырваться можно только путем аддиктивной реализации.

Любая аддикция формируется на последовательном чередовании специфических психологических состояний, когда, например, переживание напряжения, эмоциональной боли, чувства одиночества сменяется сильным положительным ощущением, и запоминается путь приобретения этого опыта устранения неприятностей. Аддиктивное поведение развивается на основе субъективной фиксации на том, что человек считает в данный момент безопасным и успокаивающим. Фиксация сопровождается эмоциональным подъемом, который может включать в себя эйфорию, психическую релаксацию, чувство беззаботности, усиление воображения, чувство обретения психологической свободы, возможности контролировать, изменять свое психическое состояние. Если удается осуществить желаемое изменение своего состояния каким-то искусственным способом, возникает уверенность, что этот способ не подведет. Каждая аддиктивная реализация усиливает вероятность своего повторения через все более короткие промежутки времени. Так возникает психологическая зависимость болезненное стремление повторять вновь и вновь субъективно приятное переживание, связанное с изменением состояния сознания. В результате человек попадает в ловушку: даже зная об отдаленных негативных последствиях, он стремится достичь сиюминутного удовольствия [7; 9].

Психофизиологической основой развития аддикции является механизм подкрепления, срабатывающий при произвольной стимуляции «центра удовольствия». Искусственное возбуждение этой системы активирует рецепторы, которые участвуют в природном подкреплении пищей, водой и всем тем, что вызывает у человека чувство сиюминутного удовольствия. Формируется условно-рефлекторная связь между этим состоянием удовлетворения и действием, приведшим к нему. В некоторых зарубежных исследованиях отмечается, что даже у игровых аддиктов в обычном состоянии сознания понижен уровень мозгового вещества-эндорфина, что вызывает у них близкие к депрессивным состояния, избавиться от которых можно только в игре [9].

Современные исследователи, выделяют различного рода факторы, помимо наследственных, способствующие развитию аддиктивного процесса. К семейным факторам относятся особенности воспитания, и прежде всего – на ранних этапах онтогенеза: воспитание в условиях недостаточной эмоциональной поддержки, гиперопекающего, авторитарного или перфекционистского отношения со стороны родителей; манипулятивный стиль отношения к людям в семье; нестабильность и непредсказуемость в отношениях родителей к ребенку, частые непрогнозируемые изменения в семье; аддиктивное поведение родителей. Основными личностными факторами являются: слабое суперэго; нарушения в структуре эго; выраженный, не полностью осознаваемый психологический дискомфорт, связанный с неудовлетворением личностных потребностей, потерей аутентичности; присутствие в бессознательном вытесненных сильных деструктивных эмоциональных переживаний, провоцирующих тревогу, дистимию, чувство вины и стыда. Социальными факторами являются: недоверие к людям, отсутствие уверенности в завтрашнем дне, эмоционально значимые потери (любимого человека, социального статуса, системы ценностей), потеря дружеских контактов, социальная изоляция, уход из семьи. При этом аддиктивные реализации, являясь для зависимого эмоционально насыщенными и наполненными смыслом, выступают как суррогат межличностных контактов, в которых аддикт чувствует себя несостоятельным [по 7; 2].

Наличие какого-либо одного фактора или сочетания нескольких из них не является причиной, которая неизбежно приведет к развитию аддикции, но взаимодействие факторов определяет условия, которые значительно повышают степень риска, вероятность выбора личностью аддиктивного способа поведения для разрешения своих личностных и социальных проблем. Немаловажное значение для степени тяжести развития аддиктивного процесса имеют условия опыта первой встречи с аддиктивным агентом (возраст, актуальное физическое и психическое состояние, наличие или отсутствие компании, характер последующих психических и физиологических реакций и т.д. и т.п.).

Исследование (Хасан Б.И., Федоренко Е.Ю. и др.) психологических характеристик зависимых людей и историй их развития позволяют обнаружить, что в основе появления зависимых форм поведения лежат две причины. С одной стороны – это дефицит ресурсов по отношению к окружающей действительности, с другой – их избыточность по отношению к бедной среде и быстрая утрата самочувствия в освоенных ситуациях. В рамках первого можно рассматривать дефициты самостоятельных форм поведения (умение принимать решения, проявлять заботу о себе и других и др.), дефицит эмоционально-волевой сферы (узкий эмоциональный диапазон, категоричность эмоций, низкая конфликтная компетентность), функциональные дефициты [14; 3].

Желание, а затем и потребность прибегнуть к аддиктивным формам поведения появляются там, где у ребенка возникают проблемы самочувствия, самореализации, самовыражения, ощущение собственной несостоятельности в значимых для него видах деятельности и общения. В этой связи принципиально важно проектирование такой школьной среды, которая обеспечивала бы ребенку стабильное положительное самочувствие и вовлеченность в социально значимые виды практики. Если человек занят, вовлечен в такие созидательной формы деятельности, которые позволяют почувствовать себя эффективным, успешным, то у него нет потребности прибегать к суррогатным способам получения ярких форм самочувствия, например – через наркотики, спортивный фанатизм и т.д. [14].

Понимание описанных выше механизмов и факторов формирования зависимостей необходимо для грамотной организации профилактической работы с детьми, подростками и молодежью.

Опыт зарубежных коллег и отечественной практики в области профилактики наркозависимости показывает оправданность приоритета системы образования в реализации профилактических программ. Школа может и должна, во-первых, влиять на формирование жизненных ценностей и норм, обеспечивающих продуктивную занятость детей и подростков, а во-вторых, предоставлять возможности для структурирования свободного времени через социально значимые, обеспечивающие стабильное положительное самочувствие виды деятельности [14; 8].

Спецификой профилактики в системе образования является то, что формирование у несовершеннолетних навыков противостояния наркогенному давлению рассматривается как часть общего учебно-воспитательного процесса, обеспечивающего формирование личностной устойчивости в отношении всех факторов риска девиантного поведения. Кроме того, при организации педагогической профилактики должны быть выдержаны условия безопасного обучения: спокойная, эмоционально позитивно окрашенная атмосфера обучения, в которой новые психологические навыки внутренне перерабатываются и проверяются во взаимодействии со сверстниками и другими значимыми лицами.

В соответствии с классификацией ВОЗ, профилактика может быть первичной, вторичной и третичной. Первичная профилактика направлена на предупреждение приобщения детей и подростков к наркотизации. Вторичная профилактика предотвращает развитие зависимости от ПАВ у несовершеннолетних, имеющих опыт использования одурманивающих веществ, направлена на коррекцию уже сформированных дезадаптивных форм поведения. Третичная профилактика – социально-педагогическая реабилитация детей и подростков со сформированной зависимостью, направлена на предотвращение срывов и рецидивов.

В условиях образовательного учреждения уместна и эффективна первичная профилактика, т.е. опережающая антинаркогенная подготовка обучающихся – до возникновения реальной угрозы вовлечение ребенка в употребление ПАВ. Вторичная профилактика в школе возможна лишь частично и требует специальной медицинской и психотерапевтической подготовки. Чаще всего это система индивидуального консультирования обучающихся и родителей, возможны варианты групповой работы в режиме различных тренингов. Данную работу в системе образования Кузбасса можно проводить на вторичном уровне сопровождения – в специальных Центрах содействия укреплению здоровья и ППМС-центрах. Третичная профилактика требует особых условий и в условиях школы не проводится [по 8].

На современном этапе в международной практике профилактики злоупотребления ПАВ традиционно используются следующие модели наркопрофилактической работы.

Образовательная модель профилактики подразумевает деятельность специалистов образовательных учреждений, основанная на воспитательно-педагогических методах, и направленная на формирование у детей и молодежи знаний о социальных и психологических последствиях наркомании – с целью формирования альтернативного устойчивого выбора в пользу отказа от приема ПАВ.

Медицинская модель профилактики – это совместная деятельность специалистов образовательных и лечебно-профилактических (наркологических) учреждений, основанная на информационно-лекционном методе и направленная на формирование у детей и молодежи знаний о негативном воздействии наркотических и других психоактивных веществ на физическое и психическое здоровье человека, а также на формирование гигиенических навыков, предупреждающих развитие наиболее тяжелых медицинских последствий наркомании — заражение ВИЧ-инфекцией, гепатитом, венерическими болезнями.

Психосоциальная модель профилактики является совместной деятельностью специалистов образовательных и лечебно-профилактических учреждений, основанной на био-психосоциальном подходе к предупреждению злоупотребления психоактивными веществами, которая направлена на формирование и развитие у детей и молодежи личностных ресурсов, обеспечивающих доминирование ценностей здорового образа жизни, действенной установки на отказ от приема психоактивных веществ, а также развитие психологических навыков, необходимых в решении конфликтных ситуаций и в противостоянии групповому давлению, в том числе, связанному со злоупотреблением ПАВ.

Отдельно выделяют силовую модель профилактики злоупотребления ПАВ, которая является совместной деятельностью правоохранительных органов и других структур, направленной на противодействие незаконному обороту наркотических и психотропных средств, и регулируется существующими законодательными актами [11; 12].

В образовательном пространстве Кемеровской области используются первые три модели наркопрофилактики, в основном – образовательная и психосоциальная. Анализируя обстановку по профилактике наркомании в Кузбассе, отметим, что система образования занимается преимущественно первичной профилактикой, в основном в образовательных учреждениях среднего звена – школах, профессиональных училищах, менее активно – колледжах, лицеях и ВУЗах. Создана и развивается региональная многоуровневая здоровьесберегающая инфраструктура, которая в настоящее время представлена:

  • Кемеровским областным психолого-валеологическим центром, обеспечивающим научно-методическое обеспечение здоровьесберегающей деятельности в системе образования области;

  • Муниципальными ИМЦ и ППМС-центрами (24);

  • Центрами содействия укреплению здоровья образовательных учреждений (49);

  • Школами, внедряющими региональную модель «Школа здоровья» [1] или ее отдельные элементы (более 500).

Антинаркотическая профилактика сегодня является одним из значимых направлений региональной многопрофильной службы сопровождения.

Целями первичной профилактической деятельности на данном этапе становления региональной системы профилактики злоупотребления ПАВ и наркомании в образовательной среде, выделенные в соответствии с федеральной программой и современными инициативами правительства РФ, являются следующие:

  • формирование ценности здоровья и здорового образа жизни, в том числе через развитие физической культуры личности;

  • изменение ценностного отношения детей и молодежи к наркотикам, формирование личной ответственности за свое поведение, обусловливающие снижение спроса на психоактивные вещества в детско-молодежной популяции;

  • сдерживание вовлечения детей и молодежи в прием наркотических средств за счет пропаганды здорового образа жизни, формирования антинаркотических установок и профилактической работы, осуществляемой сотрудниками образовательных учреждений [6; 12];

  • создание в каждом образовательном учреждении здоровьесберегающей адаптивно-развивающей образовательной среды, способствующей развитию здоровой личности и исключающей риски вовлечения в наркотизацию.

Современная концепция первичного, раннего предупреждения употребления наркотиков и роста наркомании среди детей и подростков основана на том, что в центре ее находится личность несовершеннолетнего и три основные сферы, в которых реализуется его жизнедеятельность – семья, образовательное учреждение и досуг, включая связанное с ними микросоциальное окружение (значимые другие) [6; 10].

Стратегия первичной профилактики [6; 10; 11; 12] предусматривает активность профилактических мероприятий, направленных на:

  • формирование и укрепление личностных ресурсов, обеспечивающих развитие у детей и молодежи социально-нормативного жизненного стиля с доминированием ценностей здорового образа жизни, действенной установки на отказ от приема психоактивных веществ;

    • формирование и развитие ресурсов семьи, помогающих воспитанию у детей и подростков законопослушного, успешного и ответственного поведения, а также ресурсов семьи, обеспечивающих поддержку ребенку, начавшему употреблять наркотики, сдерживающих его разрыв с семьей и помогающих ему на стадии социально-медицинской реабилитации при прекращении приема наркотиков;

  • внедрение в образовательной среде инновационных педагогических и психологических технологий, обеспечивающих развитие ценностей здорового образа жизни и мотивов отказа от «пробы» и приема наркотиков, а также технологий раннего обнаружения случаев употребления наркотиков учащимися;

  • развитие социально-поддерживающей инфраструктуры (семья и микросоциальное окружение ребенка или подростка «группы риска наркотизации» и несовершеннолетнего, заболевшего наркоманией).

Следует уточнить, что негативно-ориентированная профилактика злоупотребления ПАВ в русле традиционного проблемно-ориентированного подхода, акцентирование на отрицательных последствиях приема ПАВ не обеспечивают достижение поставленных целей. Проблема предупреждения злоупотребления ПАВ только на основе специфических проблемно-ориентированных воздействий принципиально не может быть решена, так как не устраняются причины, порождающие психическую и личностную дезадаптацию и побуждающие детей и молодежь обращаться к ПАВ.

Именно поэтому стратегическим приоритетом первичной профилактики следует рассматривать создание системы позитивной профилактики, которая ориентируется не на патологию, не на проблему и ее последствия, а на защищающий от возникновения проблем потенциал здоровья – раскрытие и развитие ресурсов психики и личности, поддержку молодого человека и помощь ему в жизненном самоопределении.

Очевидная цель позитивно направленной первичной профилактики состоит в воспитании психически здорового, личностно развитого человека, способного самостоятельно справляться с собственными психологическими затруднениями и жизненными проблемами, не нуждающегося в приеме ПАВ [12].

Комплексное осознание проблемы наркомании и анализ опыта работы показывают, что предупреждение развития наркоситуации в области возможно только при системном подходе к наркопрофилактической работе в детско-подростковой среде. При проведении наркопрофилактической работы в образовательном учреждении стоит учитывать следующие принципы:

  • системность, что предполагает взаимодействие различных специалистов и использование целого комплекса различных методов с учётом эффективности каждого из них для определённой социальной и возрастной целевой группы;

  • индивидуально-дифференцированный подход предполагает, что воздействия специалистов должны осуществляться с учётом возрастных и индивидуальных особенностей, социальной ситуации развития и общего актуального состояния здоровья ребенка;

  • реалистичность предполагает учёт реальных возможностей личности ребёнка и реальных закономерностей развития ситуации;

  • гуманистичность предполагает адресную личностно-ориентированную направленность профилактической работы с уважения прав каждой личности на собственные жизненные выборы;

  • позитивность предполагает смещение акцента с борьбы с негативными проявлениями и последствиями на развитие и укрепление здоровых потенций личности, в том числе навыков саногенного мышления и поведения, а также – мотивации здорового образа жизни;

  • личностно-ориентированный подход предполагает психолого-педагогическую работу на уровне ценностно-смысловой и мотивационно-волевой сфер и самосознания личности по развитию индивидуального осознания ребёнка, позволяющего ему осуществлять осмысленные конструктивные выборы;

  • долгосрочность и непрерывность – комплекс мероприятий должен преследовать достижение конкретной цели, соответствующей ресурсам конкретного образовательного учреждения;

  • акцент на первичную профилактику, что предполагает создание в образовательном учреждении благоприятных социально-психолого-педагогических условий для развития здоровой личности;

  • научная обоснованность – опора на подтвержденные наукой закономерности (развития личности, формирования зависимости), учет реально действующих психологических механизмов (регуляции деятельности, становления системы ценностей, укрепления мотивации и др.);

  • легитимность, что предполагает предусматривать необходимую правовую базу антинаркотической профилактической деятельности [12; 8].

Исходя из современного понимания проблемы аддиктивных расстройств, основными стратегиями как профилактической, так и реабилитационной работы с зависимостями являются стратегии, направленные на развитие, «выращивание», укрепление структур здоровой личности. Эти стратегии реализуют позитивный подход, который в области первичной профилактики будет выражаться в создании для ребенка системы благоприятных условий, способствующих максимально возможному развитию здоровой личности – личности, способной управлять собой, объективно оценивать свои действия и поступки, верящей в свои силы и возможности, способной достигать социально-значимых результатов, не прибегая к психоактивным веществам [8].

Помимо личностно-ориентированной психолого-педагогической работы, к позитивному подходу можно также отнести грамотную пропаганду здорового образа жизни и реализацию различных программ укрепления здоровья. При этом поощряется развитие здоровых привычек (занятия спортом, активный творческий досуг, здоровый режим труда и питания), которые могут стать барьером, препятствующим поведению, наносящему вред здоровью, и могут служить альтернативной употреблению ПАВ.

Система профилактики зависимых форм поведения в условиях образовательного учреждения должна складываться из следующих блоков:

  • Непрямая (косвенная, неспецифическая) профилактика.

  • Прямая (специфическая, проблемно-ориентированная) профилактика.

  • Адресная работа с группой риска.

  • Диагностика и мониторинг наркоситуации [14; 8].

При этом профилактическая работа в образовательных учреждениях Кемеровской области включает в себя четыре компонента.

  1. Образовательный компонент. Специфический – информирование с целью развития у обучающихся представление о действии химических веществ, изменяющих состояние сознания, о механизмах развития заболевания., о болезни и последствиях, к которым приводит химическая зависимость. Цель: научить ребенка понимать и осознавать, что происходит с человеком при употреблении ПАВ. Неспецифический – помочь детям обрести знания об особенностях своего личностного и психофизического здоровья, научить заботиться о себе. Цель: способствовать формированию у обучающихся развитой концепции самопознания.

  2. Психологический компонент – коррекция определенных психологических особенностей личности, создающих предрасположенность к употреблению ПАВ, создание благоприятного доверительного климата в коллективе, психологическая адаптация подростков группы риска. Цели: психологическая поддержка ребенка, формирование адекватной самооценки, ответственного отношения к своему здоровью, развитие умения осуществлять ответственный осмысленный выбор, принимать решения, навыков ассертивного поведения и сопротивления манипулированию.

  3. Социальный компонентпомощь в социальной адаптации ребенка к условиям окружающий среды, обучение навыкам эффективного общения, здорового образа жизни. Цель: формирование социальных навыков, необходимых для здорового образа жизни и комфортного существования в социуме [по 8].

  4. Здоровьесберегающий компонент – формирование культуры индивидуального здоровья и здорового образа жизни, создание ресурсной (адаптивно-развивающей) здоровьесберегающей образовательной среды [4].

При этом индивидуальное здоровье человека понимается целостно – как интегральное системное качество его индивидуального развития, которое характеризуется как оптимальным осуществлением различных сторон жизнедеятельности личности и функционированием всех систем организма, так и совокупным резервным потенциалом, позволяющим человеку благополучно справляться со стрессогенными факторами и критическими ситуациями. Состояние интегрального здоровья определяется спецификой параметров и показателей функционирования взаимосвязанных его подсистем – соматического, психологического и социального благополучия. При этом соматическое здоровье подразумевает; высокий уровень физического здоровья и развития; психологическое здоровье – высокий уровень психоэмоционального, интеллектуального и личностного благополучия; социальное здоровье – успешную социализацию, здоровое социальное поведение и нормативные ценностные установки. Для школьника высокий уровень интегрального здоровья тесно связан с успешной адаптацией в условиях образовательного учреждения [13].

Непрямая профилактика представляет основную часть в системе профилактики. Эта составляющая тесно связана с базовыми задачами образования в целом, и содержанием ее является работа, направленная:

  • на формирование самостоятельности, инициативы, ответственности ребенка, его автономности и ассертивности как альтернативы зависимости;

  • на развитие эмоциональной сферы ребенка, расширение диапазона эмоциональных переживаний, повышение компетентности в понимании собственных эмоциональных состояний и состояний других людей, что является основой коммуникативной компетентности;

  • на становление социальной компетентности ребенка, позволяющей эффективно действовать в ситуациях разного типа, продуктивно разрешать трудности, уметь обнаруживать дефицит собственного ресурса и находить варианты его восполнения (в том числе – оказывать и запрашивать поддержку), – это все то, что позволяет человеку быть успешным во взаимодействии с разными людьми и проблемами [14; 8];

  • на формирование ценности и культуры здорового образа жизни.

Прямая профилактика занимает существенно меньшее место по сравнению с неспецифической. Включение вариантов специфической профилактики должны быть строго сообразно специфике каждого возрастного периода и иметь четкую адресную направленность. Необходимы информационные программы для педагогов и родителей, так как эта аудитория должна быть хорошо осведомлена о признаках появляющегося любопытства к наркотикам, о том, как выглядят подростки после первых проб, о том, каким образом можно обсуждать с ними вопросы, касающиеся употребления наркотиков. Существующие прямые профилактические программы рассчитаны в первую очередь на подростков как возрастной категории, склонной к риску и всевозможным экспериментам. В дошкольном и младшем школьном возрасте проблемно-ориентированная профилактика возможна среди детей определенных категорий риска, однако на данный момент такое направление в России недостаточно проработано [14; 8].

Адресная работа с группой риска касается специального содержания, которое может выходить за рамки собственно педагогической компетентности. Например, это могут быть консультации психолога или тренинговые группы для подростков и старших школьников, которые перешли от эпизодического употребления ПАВ или наркотиков к стабильному. Специальная работа организуется не только с самими подростками, но и с их родителями. В образовательном пространстве подобную помощь могут осуществлять особым образом подготовленные специалисты (психологи, социальные педагоги, врачи). Не всегда такую работу можно разворачивать в условиях школы, а только при наличии специалистов и особых условий, которые есть далеко не в каждом образовательном учреждении. Но специалист школы должен сообщить информацию ребенку и родителям о специальном центре и помочь обратиться туда [14; 8].

Диагностика и мониторинг наркоситуации включает в себя следующие составляющие:

  • Оценку и анализ педагогической и социальной ситуации в образовательном учреждении и микрорайоне, его факторы риска и здоровьесберегающий потенциал.

  • Оценку и динамическое отслеживание степени потенциального риска вовлечения детей и подростков в употребление психоактивных веществ, в том числе – отношения к употреблению ПАВ.

  • Динамическое отслеживание показателей употребления наркотиков и психоактивных веществ (количество детей и подростков, состоящих на внутришкольном учете, на учете в наркодиспансере) [8; 3; 14].

По данным исследований последних лет, не все традиционно используемые методы эффективны в плане решения проблем профилактики злоупотребления ПАВ. Например, работа, построенная на негативном информировании, неэффективна, так как запугивающая информация вызывает усиление действия защитных механизмов (протест, игнорирование, отрицание, вытеснение и др.). Работа только на уровне выработки поведенческих навыков (например, ассертивного поведения, сопротивления манипулированию) также малоэффективна, если подросток не видит смысла применять их, т.к. не мыслит для себя позитивной социальной перспективы.

Кроме того, к сожалению, психологи и психотерапевты, работающие с проблемой аддикций, в основном ставят целью коррекцию аддиктивного поведения, например, отказ от употребления ПАВ. Но проблема в том, что, даже избавившись от аддиктивного поведения (например, бросив пить), человек не избавляется от зависимости, если структуры аддиктивной личности остаются без изменения: человек становится так называемым «сухим аддиктом». В данной ситуации очень высока вероятность возобновить в будущем привычный способ аддиктивной реализации или выработать новую зависимость – от другого агента, то есть личность остается несвободной, а следовательно – нездоровой [по 8].

Поэтому методы практической психопрофилактики употребления ПАВ, используемые в образовательной среде Кузбасса, направлены на совершение определенных позитивных изменений в личности и поведении обучающихся, снижающих психологические факторы риска вовлечения в наркотизацию и усиливающие ресурсы личности для выбора здорового образа жизни. Исходя из анализа опыта работы специалистов, можно утверждать, что наиболее эффективным при профилактической работе с группой риска является «штучный» подход – индивидуальная и адресная помочь ребенку, демонстрирующему черты девиантного поведения и испытывающему трудности в адаптации.

В настоящее время в системе образования Кемеровской области активно используются следующие группы методов наркопрофилактики:

    • Информационные методы (лекция, беседа, чтение специальной литературы, использование видеоматериалов, аудиозаписей, наглядных пособий, распространение информационных бюллетеней, буклетов и т.д.).

    • Интерактивные групповые методы (тренинги – ассертивности, жизненно-важных навыков, коммуникативной компетентности, личностного роста, саморегуляции, тематические профилактические).

    • Методы саморегуляция (психогимнастика, психологические техники, специальные физические и дыхательные упражнения, самомассаж).

    • Методы индивидуальной поддержки (индивидуальное и семейное психологическое консультирование, психокоррекция, психотерапия).

    • Досуговые методы (альтернативная активность – спортивно-культурно-развлекательная; социально-значимая волонтерская практика).

    • Метод проектирования (создание условий, средств, механизмов развития образовательной системы, перехода ее из дефицитарного состояния в ресурсное).

    • Автоматизированные компьютерные программы (программа первичной профилактики наркозависимости «Сталкер»; кабинет БОС коррекции психоэмоционального состояния; компьютерный комплекс психоэмоциональной коррекции; лечебно-профилактические игры) [по 8].

Сложившаяся в образовательном пространстве Кузбасса областная система наркопрофилакти включает в себя следующие компоненты:

      1. Научно-методическое обеспечение организации и проведения профилактической работы – подготовка, издание и распространение методических материалов для педагогов и специалистов образовательных учреждений области по различным аспектам наркопрофилактики со всеми участниками образовательного процесса.

      2. Обучение и подготовка специалистов образовательных учреждений области, осуществляющих наркопрофилактическую деятельность на базе КОПВЦ, КРИПКиПРО, муниципальных ИМЦ и ППМС-центров, в том числе с приглашением ведущих специалистов (из Москвы, Новосибирска, Томска, Екатеринбурга и др.).

      3. Разработка и внедрение практических профилактических программ (образовательных, коррекционных, развивающих, реабилитационных, оздоровительных) для детей и подростков различных целевых групп, в том числе «группы риска наркотизации».

      4. Развитие областного волонтерского движения, в том числе – организация ежегодных областных волонтерских слетов, профильных смен и деятельности Областного волонтерского подростково-молодежного объединения «Альфа Кузбасса» (см. часть 4 данного сборника).

      5. Осуществление комплексного мониторинга наркоситуации на уровне области, включающего социологический, психологический, социальный, медицинский, организационный блоки (см. ниже в данном сборнике).

      6. Организация и проведение конкурсов – профилактических и здоровьесберегающих программ, методических разработок, волонтерских инициатив, а также – Областной олимпиады для старшеклассников «Здоровее поколение».

      7. Психологическая экспертиза на уровне области профилактических программ и продуктов (фильмов, роликов, сценариев спектаклей, буклетов, рекламной продукции), предназначенных для использования в образовании.

      8. Научно-исследовательская деятельность в области профилактики – на уровне областных экспериментальных здоровьесюерегающих площадок и пилотных опытно-экспериментальных площадок КОПВЦ.

      9. Представление опыта Кузбасса на межрегиональном и федеральном уровне (публикации в центральных изданиях, участие в конференциях).

Стоит отметить, что наркопрофилактическая деятельность в образовательной среде предполагает постоянный поиск и внедрение новых, эффективных форм и методов педагогической, психологической, социальной практики, учитывающих не только актуальное положение дел, но и закономерности динамики развития наркоситуации в регионе, территории, городе, образовательном учреждении. Успех в реализации Программы антинаркотической профилактики в значительной мере зависит от того, насколько она способна «работать на опережение», учитывая и предвосхищая возможные тенденции роста наркопотребления в подростковой и молодежной среде.
  1   2   3

Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

В системе образования кемеровской области iconКоллегия администрации кемеровской области
В целях реализации распоряжения Коллегии Администрации Кемеровской области от 28. 03. 2012 n 271-р "Об основных направлениях модернизации...

В системе образования кемеровской области iconПриказ департамента охраны здоровья населения Кемеровской области...
Приказ департамента охраны здоровья населения Кемеровской области от 11. 04. 2013 n 532">
медицина


При копировании материала укажите ссылку © 2016
контакты
d.120-bal.ru