Публикуется по изданию: Клиническая антропология: от дифференциации к интеграции медицины // Cибирский медицинский журнал 1997, n 3, с. 5-13 (Передовая статья)






Скачать 356.43 Kb.
НазваниеПубликуется по изданию: Клиническая антропология: от дифференциации к интеграции медицины // Cибирский медицинский журнал 1997, n 3, с. 5-13 (Передовая статья)
страница1/3
Дата публикации12.04.2015
Размер356.43 Kb.
ТипСтатья
d.120-bal.ru > Документы > Статья
  1   2   3


Публикуется по изданию: Клиническая антропология: от дифференциации к интеграции медицины // Cибирский медицинский журнал 1997, N 3, с. 5-13 (Передовая статья).
Кто усвоил метод и навык

индивидуализировать, тот

найдется и во всяком новом

для него случае...

Г.А. Захарьин


Н.А. Корнетов

КЛИНИЧЕСКАЯ АНТРОПОЛОГИЯ:

ОТ ДИФФЕРЕНЦИАЦИИ К ИНТЕГРАЦИИ МЕДИЦИНЫ

Система медицинских научных знаний предполагает в качестве своей основной цели сохранение и укрепление здоровья, продление и улучшение качества жизни, профилактику и лечение различных патологических состояний и болезней человека. К этому, очевидно, следует добавить современное стремление к созданию общего учения о здоровье - валеологию, обучением которой призваны заниматься педагоги всех уровней системы образования, а фундаментальные основы ее должны составляться путем синтеза биомедицинских и психологических знаний на антропологическом фундаменте.

Различные виды медицинской деятельности и врачебной практики в своих лучших клинических подходах и представителях были объединены всегда одним общим знаменателем - персонифицированными отношениями между врачом и пациентом, которые традиционно выражаются классической формулой “лечить больного, а не болезнь”. Уже по своему определению медицинская подготовка и врачевание, санитарная гигиена и основы здравоохранения, профилактический подход и валеология подразумевают глубокие знания в области антропологии. В данном контексте, конечно, речь идет не о традиционном понимании антропологии, как науки нацеленной на вопросы антропогенеза, расоведения и изучения изменчивости физического типа, а интегративной антропологии. Под последней, в согласии с современными обобщающими работами можно понимать комплекс наук, научных дисциплин и/или направлений в них, которые служат определению морфофункционального, соматопсихического и личностносоциокультурного единства человека, форм его изменчивости и факторов, влияющих на эту изменчивость в норме и патологии. Как вытекает из определения, интегративная антропология в определенной мере восполняет разобщенность медицины с биологией и психологией. В этом отношении можно считать, что идеи И.В. Давыдовского о методологических вопросах патологии имеют преемственность в части теоретического синтеза биологии и медицины. Напомним, что он критиковал фактический отрыв медицины от естествознания, обоснованно считая, что медицина выпала из плодоносящего “перекрестного опыления” университетских наук в связи с реорганизацией медицинских факультетов и созданием отдельной медицинской академии, в результате чего был утерян стержень теоретических основ целостного видения человека в клинических дисциплинах. Однако возможно такая система реорганизации была продиктована нарастающими в то время процессами дифференциации научных знаний, в частности и в медицинских науках.

Ближайшие исторические предпосылки
Потребности к интеграции в биомедицинских дисциплинах, в том числе и с сопредельными науками явно были обозначены с конца 60-х и начала 70-х годов. Они диктовались оживлением дискуссии по философско-методологическим проблемам причинности в медицине, неудовлетворенностью в преобладающих в те годы представлениях о примате функции над структурой, физиологии высшей нервной деятельности на мозговым субстратом, психики над сомой, сознания над бессознательным, коллективного над индивидуальным, среды над личностью, социального над природным, экологического над генетическим. Первоначально проявилась тенденция к обсуждению мультифакториальности неинфекционной патологии, а затем и междисциплинарному синтезу в науках о человеке. Возникла серия дискуссий по проблемам соотношения биологического и социального с участием академических, университетских, научно-исследовательских, отраслевых и редакционно-издательских научных сообществ.

К концу 80-х годов антропологическое направление в медицине получило организационное выражение. В Москве плодотворно работает секция “Антропологии” при обществе анатомов, гистологов и эмбриологов, а первые профильные подразделения, развивающие данное направление (лаборатория медицинской антропологии и отдел клинической антропологии психических заболеваний с лабораторией конституциональных исследований) были созданы в Сибирском отделении РАМН в Новосибирске и Томске. В 1992 г. была организована Независимая международная научная ассоциация биомедицинских, клинических и спортивных антропологов, в 1994 г. - Международная академия интегративной антропологии. В настоящее время созданы отдельные научные группы, междисциплинарные объединения, лаборатории и отделы, занимающиеся теми или иными проблемами биомедицинской, клинической и психологической антропологии в Красноярске, Тюмени, Санкт-Петербурге, Новокузнецке. В странах СНГ, наиболее действующие научные объединения представлены в Виннице и Тернополе (Украина), Минске и Гродно (Белоруссия), Бишкеке (Кыргызстан), Симферополе (Украина, Крым).

Линия дискуссии постепенно смещалась в плоскость обсуждения различных теорий медицины, среди которых целостная концепция человека стала занимать достаточно видное место. Следует подчеркнуть, что в этом обсуждении речь не шла о создании некой совершенно новой биомедицинской парадигме, которая стала бы доктриной, перекрывающей известные теории и концепции. Скорее возникла потребность в определенном синтезе накопленных фактов в монодисциплинарных исследованиях, концептуальном повороте, поскольку за последние десятилетия отчетливо видно, что прорыв в новые области знаний происходит на стыке наук. Медицинская практика также показывает, что взаимодействие клиницистов разных специальностей, способствует более широкому пониманию клинической картины болезни, как в аспекте ее проявлений на разных уровнях организации организма и личности, так и в связи с ее индивидуальным преломлением. Кроме того, совместная клиническая работа создает общий медицинский язык, например, специалистов по внутренним болезням, психическим расстройствам и межличностной психотерапевтической коммуникации. Особенно ясно виден в настоящий период поворот интересов специалистов в области внутренних болезней, физиологии к проблемам личности, психике и их соотношения с патологией. Очевидно, это внимание к психическим закономерностям бытия человека носит не случайный характер, а отражает глубинную необходимость медицинских наук поиска соматопсихических и психосоматических взаимосвязей в их диалектическом единстве. С другой стороны несомненна и понятна современная потребность многих врачей различных специальностей к восполнению дефицита знаний в области психологии человека из золотого фонда отечественной и зарубежной психологической и психотерапевтической мысли, который ранее был практически недоступен. И хотя этот процесс приобретения новых знаний носит во многом стихийный характер, имеет на сегодняшний день ряд паранаучных а, иногда, и издержек оккультистского толка, в целом его можно только приветствовать и поддерживать. В стратегической перспективе он будет способствовать выравниванию и развитию партнерства в системе медицинского обслуживания и потребления медицинских услуг, во взаимодействии врачей и пациентов.
Духовное наследие

Вне принципов историзма и преемственности не может быть истинного прогресса науки. Обращая взгляд в прошлое, яснее становится настоящее, в котором скрыт истинный смысл научных контуров будущего. В этом отношении необходимо четко отдавать себе отчет в том, что традиции российских медицинских школ, выросли на гуманистическом фундаменте земского врачевания и овеяны его романтизмом. Они всегда имели высокий социокультурный уровень и холистическую направленность в силу его универсального характера, что особенно требовалось на необъятных просторах нашего отечества. Эти традиции представляют собой сочетания таких психологических качеств как глубокое оригинальное мышление, высокое нравственно-этическое чувство, неистощимое трудолюбие и утонченное врачебное искусство, которые всегда были развернуты на благо и потребности страдающих недугами. Воплощение этих качеств мы находим в М.Я. Мудрове, Н.И. Пирогове, С.П. Боткине, Г.А. Захарьине, А. А. Остроумове, Н.В. Склифосовском, В.Х. Кандинском, А.Я. Кожевникове, С.С. Корсакове и др. Последнего еще при жизни считали нравственным гением. Выдающиеся отечественные естествоиспытатели, морфологи и физиологи, генетики и биологи И.И. Мечников, А.И. Опарин, А.О. Ковалевский, И.М. Сеченов, В.М. Бехтерев, И.П. Павлов, И.И. Шмальгаузен, П.К. Анохин, Н.К. Кольцов, Н.И. Вавилов, С.С. Четвериков, С.Н. Давиденков, В.П. Эфроимсон и многие другие были несомненно носителями целостного антропологического взгляда на единство человеческого и природного. Такая естественная позиция определялась внутренней необходимостью постоянного самоосознания себя природой, представлениями об органической включенности человека во всеохватывающее мироздание жизни и сознания, осознания себя частью Вселенского масштаба, где в каждом ее элементе отражены и свойства целого. Эта отличительная черта лучших форм проявления идей русского космизма отечественной демократической интеллигенции своими корнями питалась и нашла отражение в философской мысли Н.Ф. Федорова, А. В. Сухово-Кобылина, В. С. Соловьева, Н. А. Бердяева, П. А. Флоренского, В. В. Зеньковского; в научной мысли у М.В. Ломоносова, Д. И. Менделеева, К. Э. Циолковского, Н.А. Умова, В.И. Вернадского, В.Ф. Купревича, А.Л. Чижевского; в литературе у Л. Н. Толстого и Ф. М. Достоевского. Именно данные идеи отличаются высоким нравственно-этическим накалом, своей сопричастностью к жизни, науке и культуре в планетарном масштабе, зрелым чувством гражданского долга, альтруистическим обращением к судьбе и страданию конкретного обычного человека со всеми его достоинствами и недостатками. Они составляют неуничтожимую сущность всепроникающего и постоянно возрождающегося духовного наследия отечественных научных школ и направлений.
Противоречия между дифференциацией

и интеграцией в познании
Итак, в настоящее время, в период кардинального переустройства всех видов и способов отношений между людьми, всего общества, всей нашей государственности, обращение к феномену человека, ренессанс антропологических идей является вполне понятным и закономерным явлением. Этот процесс, помимо своей конкретной общественно-исторической эпохальной обусловленности, очевидно, связан и с более общими законами познания, когда на смену периодам накопления фактов и локальных концепций, теорий в различных научных дисциплинах, выраженных дифференцирующих тенденций, набирают силу движения противоположного характера, связанные со стремлением к синтезу, интеграции знаний междисциплинарного характера. В принципе оба эти процесса происходят постоянно и связаны всеми законами диалектики, чем осуществляется некий важный для человечества принцип колебаний сбалансированного разнообразия со стремлением к определенному равновесному состоянию. Однако помимо этих небольших колебаний внутри системы познания между дифференциацией и интеграцией знаний, можно выделить еще моменты, когда критическая масса одной из длительно существующих тенденций достигает такого уровня, что возникает мощный и стремительный порыв в противоположную сторону. С позиции социобиологии эти моменты по силе своих влияний сопоставимы с эволюционными “волнами жизни” популяций или биоритмологическими и биосоциальными последствиями, возникающими в годы резких повышений солнечной активности и геомагнитной возмущенности.

Вряд ли можно утверждать, что социально-индустриальные, прагматические и позитивистские концепции человека в двадцатом веке, трансформировавшие представления о нем в “человеческий фактор” сделали его здоровым и счастливым. Так же и научно-техническая революция, рассекающая человека на элементы, части и функции во имя прогресса и развития производительных сил, во имя блага безымянных народных масс не принесла весомого благоденствия. И, наконец, вся философия подчеркнутого антропологизма, ориентирующая человека на свою особую значимость и заставляющая его встряхнуть с себя природную, органическую сущность, чтобы водрузить на пьедестал социально-психологического, каким-то высшим способом детерминированной сущности бытия, также не привела его к храму гармонического существования. Человек не стал лучше себя чувствовать в этой птолемеевской системе координат, выделенный из общей системы мироздания в качестве высшего творения мало связанного с природой и даже в чем-то противостоящий ей. Совершенно очевидно, что подчеркивание социальной сущности или божественного творения не привносят в экзистенциальное бытие человека гармоническое начало. Наоборот, наш век демонстрирует игнорирование двух древнейших мудростей. Одна из которых призывает к познанию себя, а другая гласит: “идущий с гордыней, шагает впереди падения”. Было бы односторонностью рассматривать эту проблему как исключительно специфическую для отечественного комплекса биомедицинских и социокультурных наук о человеке. Авторитет западноевропейской философской доминанты психосоматического дуализма, особенно в своих рационалистических установках также представляется плоскостным, утратившим традиции поиска изначальной целостности и универсальности бытия.

Несмотря на все более мощное звучание антропологически ориентированных медицинских исследований и теоретико-методологических работ в этой области, общая позиция остается выжидательной с преимущественно положительным знаком. Можно отметить, что еще недавно отношение к работам антропологического и конституционального плана характеризовалось настороженностью. Более активное движение медицины навстречу интегративной антропологии ограничиваются некоторыми ее устоявшимися положениями.
Ограничения современной модели медицины
На пути целостного, нондуалистического видения антропопатологии, несущего в себе общебиологический смысл в представлениях о патологических процессах, болезни и аномальных реакциях стоит дробность и дифференциация биомедицинских наук, технизация и параинструментализм в медицине, деперсонификация в системе "врач-больной", стандартизация физиологических, морфологических и психологических "норм" в расчете на средний "модельный" тип человека, психосоматический дуализм. Данные компоненты современной модели медицины, лишенные антропологического подхода к больному, обусловливают существенные ограничения как в представлениях об этиологии и патогенезе, так и в вопросах систематики, семиотики, диагностики, прогноза и структурного анализа различных заболеваний и расстройств.

Биомедицинский редукционизм в клинических и клинико-экспериментальных исследованиях, проводимых в рамках одной нозологии, одной специальности делает практически невозможным сопоставление вариабельности изучаемых организменных признаков: биохимических, физиологических, иммунологических и др. на разных уровнях их иерархической организации и межсистемной сопряженности с аналогичными изменениями в рамках других нозологических группировках, хотя они зачастую сходны. Иллюстративны в этом отношении многочисленные клинико-биологические исследования, в которых пытаются найти специфические изменения в различных показателях, взятых из биологических жидкостей организма в связи с особенностями формы болезни, типа течения или чаще синдрома. Такие прямые сопоставления действительно приводят к получению различий в изучаемых биологических показателях в полярных по клиническим проявлениям группах больных: например, разнице этих параметров у больных с острыми состояниями и синдромами и хроническим проявлением патологии; контрольные группы здоровых лиц по тем же биологическим показателям значительно различаются по сравнению с выраженными проявлениями болезненных состояний, а при легких расстройствах, различия минимальны. Выводы в таких исследованиях делаются, если не напрямую в пользу определенных специфических изменений, то косвенно интерпретируются как доказательства "особых" изменений в показателях гомеостатических систем, присущих как будто только изучаемой патологии и мало учитывается, что синдромокинез является лишь отражением соматобиологической и мозговой реактивности конкретно изученных больных. Исходя из эволюционных общебиологических представлений следует, что ни одна из гомеостатических систем организма, если только не отмечается ее качественного повреждения, не смогла бы дифференцироваться в своей специализации до такой степени, чтобы отвечать специфической реакцией на неинфекционные заболевания. Например, надсегментарные психовегетативные расстройства могут иметь как конституциональную природу, так и являться выражением многих заболеваний. Хроническая иммунологическая недостаточность часто является следствием инфекционных, соматогенных, интоксикационных и длительно действующих отрицательных психогенных факторов. Универсальный характер адаптационно-приспособительных реакций нейроэндокринной системы также с разных позиций многократно проанализирован в клинике и эксперименте. Вслед за Роджерсом Уильямсом можно повторить, что в подходе к изучению многих заболеваний постоянно пренебрегается морфологическими, физиологическими, биохимическими различиями между людьми, биологической гетерогенностью человеческих популяций. Становится очевидным, что возмущение гомеостаза, выражающееся в различиях анализируемых показателях определяется остротой или торпидностью течения, фазой болезни, которые напрямую связаны с конституциональной общей реактивностью больных. Практика клинико-антропологических исследований показывает, что различные биологические характеристики организма зависят не столько от диагностического класса болезни, сколько от связи с соматотипом, если только не будет доказано, что изучаемые показатели различны у лиц с одинаковым типом телосложения. Таким образом, дробность и дифференциация в медицинских науках имеет тенденцию расчленить объект познания, в результате чего пациент рассматривается по частям или предстает в виде суммы частей, а целостный субъект отодвигается на задний план и существует в качестве аморфного безликого фона или вообще игнорируется.

Технизация и параинструментализм в медицине наиболее ярко выступает в практике врачей, способствуя формированию редуцированных форм клинического мышления. Было бы наивным отрицать огромное диагностическое значение лабораторных и технических возможностей современной медицины. Однако не менее упрощенным является полная ориентация на аппаратные “заключения”. Все реже клиницисты анализируют соматоморфологический статус больных. Не уделяется внимания исследованию соматотипических особенностей, пропорций телосложения, общей и регионарной диспластичности, которые дают ценный объективный клинический материал для структурного анализа преморбидных особенностей и склада личности, роста и развития пациента. Это препятствует осмыслению значения пре- и постнатальных признаков дизонтогенеза в смысле обнаружения невропатических черт, дисфункциональных расстройств, отклонений в онтогенетической эволюции нервной системы, состояния соединительно-тканной системы в связи со значением этих данных в диагностике семиотики и течения соматических и психических расстройств. Необходимо учитывать, что как рутинные лабораторные и инструментальные методы обследования, так и новейшие и интраскопические неинвазивные способы диагностики приобретают особую ценность лишь тогда, когда они рассматриваются через конституциональную типологию и связанную с ней представления или данные о топографической изменчивости и размерной вариабельности внутренних полостей и органов.
  1   2   3

Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

Публикуется по изданию: Клиническая антропология: от дифференциации к интеграции медицины // Cибирский медицинский журнал 1997, n 3, с. 5-13 (Передовая статья) iconН. А. Корнетов Сибирский государственный медицинский университет, г. Томск
Публикуется по изданию: Клиническая антропология -методологическая основа целостного подхода в медицине (Editorial) // Biomedical...

Публикуется по изданию: Клиническая антропология: от дифференциации к интеграции медицины // Cибирский медицинский журнал 1997, n 3, с. 5-13 (Передовая статья) iconПубликуется по изданию: Н. А. Корнетов. Депрессивные расстройства...
Публикуется по изданию: Н. А. Корнетов. Депрессивные расстройства диагностические “невидимки” в психиатрической и общемедицинской...

Публикуется по изданию: Клиническая антропология: от дифференциации к интеграции медицины // Cибирский медицинский журнал 1997, n 3, с. 5-13 (Передовая статья) iconПрограмма назначается после консультации с доктором
Научно-исследовательский Институт и клиника Панчакармы доктора Франклина, открытый в 1997 передовая аюрведическая Клиника Кералы,...

Публикуется по изданию: Клиническая антропология: от дифференциации к интеграции медицины // Cибирский медицинский журнал 1997, n 3, с. 5-13 (Передовая статья) iconСтатья публикуется в рамках Международной заочной научно-практической...
Фгун «Федеральный научный центр медико-профилактических технологий управления рисками здоровью населения» Роспотребнадзора

Публикуется по изданию: Клиническая антропология: от дифференциации к интеграции медицины // Cибирский медицинский журнал 1997, n 3, с. 5-13 (Передовая статья) iconОригинальная статья дементные синдромы у неврологических больных
Ежегодный Неофициальный Иркутский Студенческий Электронный Неврологический Журнал, 2005

Публикуется по изданию: Клиническая антропология: от дифференциации к интеграции медицины // Cибирский медицинский журнал 1997, n 3, с. 5-13 (Передовая статья) iconСтатья «вода камень точит», Санкт Петербург, Журнал «Консул»
Все материалы сайта носят информационный характер и не заменяют консультации врача

Публикуется по изданию: Клиническая антропология: от дифференциации к интеграции медицины // Cибирский медицинский журнал 1997, n 3, с. 5-13 (Передовая статья) iconСиндромы традиционной китайской медицины часть I: внутренние синдромы
Рекомендовано к изданию учебно-методической комиссией терапевтического факультета Новокузнецкого государственного института усовершенствования...

Публикуется по изданию: Клиническая антропология: от дифференциации к интеграции медицины // Cибирский медицинский журнал 1997, n 3, с. 5-13 (Передовая статья) iconПравила оформления статей и тезисов для авторов в журнал и приложения...
«вестник современной клинической медицины» issn 2071-0240 (Print), issn 2079-553X (On line)

Публикуется по изданию: Клиническая антропология: от дифференциации к интеграции медицины // Cибирский медицинский журнал 1997, n 3, с. 5-13 (Передовая статья) iconРоссийской федерации российская детская клиническая больница
Данилова Анастасия Владимировна, 14. 03. 1997 года рождения, проживающая по адресу: Республика Башкортостан, г. Уфа, ул. Российская...

Публикуется по изданию: Клиническая антропология: от дифференциации к интеграции медицины // Cибирский медицинский журнал 1997, n 3, с. 5-13 (Передовая статья) iconЛабораторная диагностика аутоиммунных заболеваний журнал "Terra Medica nova" №3 (15) 2007
Санкт-Петербургский государственный медицинский университет им акад. И. П. Павлова

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:


медицина


При копировании материала укажите ссылку © 2016
контакты
d.120-bal.ru
..На главную