Медицина






НазваниеМедицина
страница1/22
Дата публикации29.04.2015
Размер3.63 Mb.
ТипКнига
d.120-bal.ru > Документы > Книга
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   22


Анатолий РУДОЙ


МЕДИЦИНА





УДК 61-056.157

ББК 5

Р83

Р У Д О Й А. И.

Р83 МЕДИЦИНА / А. И. РУДОЙ – К. : МИЦ "Мединформ",

2014. – 320 с.

ISBN 978-966-409-142-5

Гомер в 8 в. до н.э. отметил лишь 141 поврежде­ние тела, куда внесены все недуги древнего времени. Для сравнения: благо­даря успехам врачевания сейчас известны сотни тысяч хворей, число и тяжесть которых нарастают. Сказания о гнию­щей пло­­ти с названи­­ем медицина отражены в откровении Иоанна Богослова. Первый всадник на белом коне – это бла­гие нача­ла медицины. Второй на красном коне – это кро­вавое кромсание материи-плоти-тела. Тре­тий всадник на чёрном коне – болезни, угнетающие человечество. Четвёр­тый на бледном коне: венец усердия медицины – смерть.

Спасение от медицины в освоении мировоззрения небо­ления, в осознании себя, своей значимости и места на шкале оразумления и в последую­­щем исключе­нии посредников на пути к здоровью.

Книга посвящена критике медицины как явления. Указа­ны приёмы разлагающего влияния на общество, отмечена опаснос­ть её наставлений и обоснована неприло­жимость сведе­ний, получен­ных на трупах, к живым людям. Определён объект исследования.

Ещё Гиппократ сожалел: „Это искусство имеет у народа такую дурную славу, что ка­жется, будто нет вовсе никакой ме­дицины”. Это самая несостоявшаяся людская отрасль. Уже назрел призыв: люди, бойтесь медицины, ибо она несовместима с жизнью.

УДК 61-056.157

ББК 5
На русском языке Любое использование материала – только

с письменного разрешения автора.

СВИДЕТЕЛЬСТВО № 41441 от 19.12.2011 г.
ISBN 978-966-409-142-5 © ® Рудой А. И., 2014.

Р У Д О Й Анатолий Иванович



Родился 15.04.39 г. Русский. Овен. Кот. Рост 175 см, вес 80 кг. С семилетним се-льским образованием поступил в 1953г. в Шосткинский технологический тех-никум. Работал мастером станочной и литейной обработки металлов. Четыре года служил на крейсере и эсминце.

Чемпион Черноморского флота по шлю-почным гонкам и рукопашному бою 1960 г. Участник дальних морских по-ходов. С корабля поступил в Киевский политехнический институт. В 1967 г. окончил его с отличием по специально-сти информационно-измерительная тех-ника. Работал на стройках Якутии, Тю-менских топях, на целине и в тундре.



Занимался созданием и внедрением технических и медицинских преци-зионных лечебных и диагностических систем. Отмечен премией и гра-мотой министерства здравоохранения УССР. Имею 81 печатную работу, 50 авторских свидетельств, 19 патентов Украины, девять монографий.

Главный конструктор исследовательской и терапевтической аппара-

туры. Изобретатель СССР. Доктор технических наук. Капитан запаса.





Карлашова Ирина Владимировна
Помощник и жена. Родилась в Москве.

После средней школы и Астраханского музыкального училища по классу форте- пиано окончила в 1971 г. историко-тео-ретический факультет Киевской консер- ватории. Энциклопедически образована. Обострённое чувство русского языка. Прирождённый критик. Творчески раз- решает конфликты. Аналитическое и конструктивное мышление. Поэтиче- ский дар. Разрабатывала те­му и редак­ти­ровала книгу МЕДИЦИНА.




ЖИЗНЬ – СПЕКТАКЛЬ БЕЗ РЕПЕТИЦИЙ*




Уже несколько недель студент Гордеев ходил весь жёлтый, согнувшись на правый бок. Наконец, после очередной бутылки пи-ва он схватился за живот, прямо на улице привалился к забору да так, съёжившись, и замер. Сокурсники шли мимо, заметили, но рас- шевелить не смогли. Вызвали скорую и та доставила почти бесчув-ственного парня в инфекционное отделение. Утром пришёл врач. Едва взглянув: „А, гепатит! Такой желтизны ещё не встречал. Боль-шая редкость. Даже с меньшей раскраской отпевали, а тут ... Ну, ты как настроен?” Гордеев плохо соображал, на игривость лекаря не от-вечал и впал в забытье. Растолкала его медсестра. Сунула под самые глаза размашисто написанный список: сметана с лимоном и яблоки.

Через несколько дней кое-как придя в себя, созвонился с това­­ри­щем, организовал доставку одежды, еды и стипендии. Иногда за­ходил врач: „Ничего не ешь? Нет аппетита? Смешай лимоны со смета­­ной да с яблоком вприкуску! Побольше, почаще!” Гор­деев следовал наставлениям, но ему становилось всё хуже. Он совсем пожелтел, распух и перестал шевелиться. Вскоре его сознание ушло из мира сего. Наступил тёмный промежуток без чувств и впечатлений.

Но вдруг Гордеев ощутил боль. Он весь качнулся, безвольная голова ударилась обо что-то, его приподняли, шаря под ним в по­иске чего-то, и, видимо, найдя, швырнули тело на прежнее место. Однако с разгону оно перекатилось через топчан и всей тяже­стью грохнулось на пол. От удара в голове что-то сверкнуло, в понима­нии отобразились неясные тени и постепенно из сумрака выплыли стеллажи с телами. Они лежали тихими рядами с бирками на ногах. Осмотревшись, Гордеев и на своём пальце заметил табличку. Морг! Холод­но, темно, непонятно. Попробовал встать. Многие попытки, наконец, увенчались успехом: он смог устоять на четвереньках. На такое достижение ушли все силы, так что в следующие просветле­ния приходилось всё труднее бороться с непослушным телом.

И
* – Строка из творчества Ирины Карлашовой
когда удалось устоять на ногах, он, шатаясь и опираясь на мёртвых соседей, направился в сторону дальних голосов. Распах­нул очередную дверь и ... оказался за праздничным столом: врачи про­вожали уходящий 1964 год. Среди белых халатов и богатых яств вид обнажённого жёлто-синего человека с висящей биркой казался вызываю­щим и невозможным. Это же надо иметь такую наглость, чтобы появить­ся из мертвецкой в непотребном виде в самый разгар веселья и живым людям испортить торжество. Когда оторопь прошла, мед­­сестра набросила на Гордеева чей-то халат как бы признавая за ним право быть живым. Однако мнение стра­жей здоровья было иным. Они окружили пришельца, мигом свалили на стул и ловко прибинтовали руки-ноги наглеца. После скоротеч­ной по­беды наступила тишина, в воздухе повисло очевидное реше­ние: был мёртвый – пусть и остаётся мёртвым. Гордеев понял, что сей­час его снова будут убивать. И чтобы сбить накал сговора, он спро­сил: „А зачем вы меня мёртвого на пол бросали?” Присутст­вую­­щие переглянулись. Из них никто в мертвецкую не входил, но шум, падение и возню слышали и, чтобы снова не вникать в пуга­ю­щее событие, предпочли не заметить очередную опасность.

Дело в том, что в морге появился призрак. Уже несколько не­дель кто-то переворачивал трупы явно пытаясь что-то отыскать. Как только зажигают свет, в помещении мёртвая тишина. Стоит его погасить, начинается шорох и скрип лежаков. „Ты видел кто тебя бросал?” И Гордеев, ловя ускользающую память, обри­совал того, кто его больно катал по полке. На заговорщиков опустил­ся испуг. По описанию они опознали умершего неделю назад и похоронен­ного перед тем, как уложить Гордеева на его место. А мо­жет и он ожил? Тогда есть опасный свидетель. Наступила зловещая пауза.

Гордеев решился: составьте акт, что больной самовольно сбе­­жал из больницы, а меня отпустите, не беря грех на душу. В пол­ном молчании несколько врачей ушли совещаться. Верну­вшись, отбинтовали страдальца от стула, вызван­ный истопник швырнул ему рваную одежду и ботинки, понаблюдал за облачением и вывел не­доумершего нахала за пределы цитадели здоровья. В перепол­ненном трамвае праздничные люди образовали круг неприкасае­мо­с­ти, сторонясь грязного и обшарпанного пассажира. Кондуктор даже билет не спросил. Так под всеобщим презрением добрался всё- же до своей улицы. Дальше предстояло идти пешком. Уже первые шаги показали какой тяжкой окажется эта прогулка. Замёрзшие ноги не слушались, голова туманилась, тело ныло, а правый бок тяжким грузом свисал вниз, грозя в любой момент прорваться лопнуть, растечься. Пришлось с усилием направлять тело по дороге, придерживать оттопыренный бок и кутаться от холода в тощий во- ротник чужой накидки. Весёлые люди огибали его, боясь ненаро-ком испачкаться, а он походкой не то пьяного, не то калеки мед-ленно шёл в сторону общежития. Вскоре поровнялся со стадионом. Украшенный гирляндами, он весело искрился снеговыми дорожка-ми. И вдруг: беги! Ватное тело всем массивом наполнилось смыс-лом движения. Гордеев встрепенулся, сильнее подтянул висящий живот и ... Очнулся от холода. Он зарылся в глубокий сугроб так, что снег залепил рот и стало невозможно дышать. Кое-как, скользя и падая, стал на дрожащие колени, затем, ловя равновесие, выров-нялся и снова побежал. Холод, сугроб, колени, бег. Холод сугроб, колени, бег. Холод, сугроб, колени, бег. Борьба со смертью про-должалось долго. Уже погасли гирлянды, бегал в темноте не ощу-щая ни дрожи, ни усталости – в бесчувственном состоянии.

На каком-то из кругов внутри тела что-то с треском хлопнуло, в животе зажурчала жидкость и разлилось тепло. Вслед за этим исчез висячий бок и впервые удалось пройти ровной походкой. На во­прос дежурной: „Где тебя так?” – только отмахнулся и напра­вился в свою комнату. Веселье оборвалось враз. Все вдруг вспом­нили, что за экзаменами, зачётами и прочими хлопотами в конце семестра во­все было не до Гордеева. Никто из них ... никак ... ни­чем ... вот то­лько фото с чёрным углом поставили под ёлку. И на том ... всё ­же отметили. Комната опустела. Даже свои жи­льцы не решились ночевать вместе с воскресшим. Спус­тя мно­гие годы на вопрос почему ушли только один признался: было стыдно. Оста­льные уже полвека при встрече прячут глаза. Однако свер­шённый поступок остаётся свершённым навсегда, на­вечно. Он вп­летается в судьбу и мешает ей развернуться собст­венным пла­ном. Гордеев выжил, но отношение к людям и к себе изменил навсегда.

В чём же состоит его вина? Во-первых, он не проникся необ­ходимостью исключения из своей жизни такой угрозы, как бо­лезнь. Во-вторых, не подготовил себя к внезапному заболева­нию. В-третьих, переложил работу по спасению себя на посторонних.

ЗДЕСЬ ВСЁ – МИРАЖ И ВСЁ ЗДЕСЬ – ДРАМА*



В селе на пятьсот дворов не было больных. Изредка кто-то с похмелья не встанет, кто-то раны от весёлой драки лечит, кто-то в быту повредится, а так, чтобы простудиться, лишиться апетита или страдать недомоганием – нет, такого даже изредка не бывало. А коль нет больных, то и врач не нужен и больница ни к чему, и да­же аптека. Но если уж случится небывалое и кому-то станет пло­­хо, то зовут Пелагею Силовну – Палажку, как её звали и стар, и мал. Ма­ленькая, худая, подвижная старушка, казалось, вся состоит то­лько из одних большущих глаз. Она сразу бросала дела, умы­­вала лицо речной водой, ладони натирала сухой травой, бросала взг­ляд на образа и семенила дробным шагом даже в дальние хаты. Подходила к страдальцу, замирала в молитвенной позе и казалась отрешённой от мира. Изредка только смахивала густой пот со лба. Так продолжалось около часа. По окончании лишь ей известного действа складывала пальцы вместе, подходила к тому времени ра­зогретой печке и бросала из пустой щепотки хворобу в огонь. В печи начинался шум, потом гул, переходящий в завывание и, на­ко­­нец, вал пламени через камин вылетал в трубу. Со словами ут­ром встанет уходила. И всегда было так, как обещала: утром че­ло­век только осилившись мог вспомнить, что с ним было. Пыта­лись бла­годарить, вручить подарок или деньги – ни разу не взяла.

Е
* – Строка из творчества Юрия Ряшенцева
сли кого лишай накроет, короста по коже пойдёт, какой-то орган даст о себе знать, то зовут Назария Лукича. В последний раз он спасал ребёнка, голова которого сплошь была покрыта водяни­­стыми пузырями. После третьих петухов в четверг завесив зеркала, усадил малыша на дубовую скамейку и дал в руки стакан с коло­­дез­ной водой. Затем стал позади него и начал ладонями сдавливать воздух вокруг головы, как бы выталкивая из неё хворобу. Час­то са­дился рядом, тяжело дышал, глотал слюну и подолгу отдыхал. К следующему четвергу почти половина пузырей сошла. Но работа над остальными была ещё более тягостной. Казалось, пузыри, ухо­дя, уносили с собой и жизнь Лукича. И впрямь, к третьему четвер-­ ­гу вода в стакане помутнела, а он умер. Остался один очаг, на борь­- ­бу с кото­рым было потрачено тридцать лет медици­нских усилий.

Вскоре умерла и Палажка. Село постепенно стало слабеть. То в одном дворе, то в другом появлялись больные. И когда чис­ло не работающих грозило подорвать колхозный строй, открыли фельд­шерский пункт. С утра к нему стекались люди, образуя изви­лис­тые ­очереди. За один приём всех осмотреть было невозможно. Присла­­ли второго фельдшера. Очереди удлинились вдвое. Приш­лось отк­рыть поликлинику. Вслед за этим появились тяжело боль­ные, для ко­торых понадобилась больница. Теперь в селе нет ни единого че­ловека без учётной карточки. Все находятся под стро­гим медицин­ским надзором. Уже никто босиком по снегу не го­ня­ет в фу­т­бол и не озорует в проруби, никто не резвится среди льдин в ледоход, ни­­кто в реке зи­мой не полощет бельё, никто не курит на мо­розе, никто в летний зной не ходит без головно­го убо­ра, все пьют сколь­ко надо воды, на­­учились мерить температу­ру и давление, привык­ли к осмотрам, остукиванию, высовыванию язы­ка и стыдным ана­лизам. Обязана бы наступить эра здоровья. Но ...

Сначала появилось несколько запойных весельчаков, потом их число возросло и вскоре сине-жёлтые сельчане перестали вы­зы­вать удивление. Привычными стали ругательства вроде наркоман, токсикоман, притон. Участились воровство и разбои. И как следст­­вие, население начало пополняться больными детьми. Село сникло.

А ведь всё делалось правильно в полном соответствии с науч­­ными медицинскими положениями. Однако, если пришли к дег­ра­да­ции и упадку, то позволительно ли вскармливать такую науку?

Согласно вселенскому закону, гласящему о стремле­нии всего живого к снижению затрат на единицу полезности, люди немед­лен­­но перело­жили заботу о своём благополучии на того, кто обе­щал им дармовое здоровье. Сказать проще, сработала обычная че­ло­ве­чья лень. Коль сделает кто-то, то зачем стараться лично? Однако существо без трудов по укреплению себя неминуе­мо гиб­нет. На данном этапе развития люди крепко усвои­ли только пер­вую часть закона: свою работу переложить на другого. Вторая ча­сть, гласящая о гибели, до ума не доходит, поскольку начавшаяся гибель затмевает рассудок. Продолжать дальнейшее посредниче­с­т­во над здоровьем живущих, значит, вовсе затмить их волю, что равноценно уничтожению цивилизации. Не к тому ли ведёт наука?





Живём, чтобы наполнять себя пищей. Для этого имеются сильные руки, крепкие зубы, гибкий язык, мускулистое горло, вместитель­ный желудок, проворный кишечник – вся конструкция человека нацелена на захват пищи. Однако удаление излишков и остатков съеденного происходит на полном самотёке, пассивно, без телес­ного принуждения. Такой организменный конфликт губит наро­ды и циви­ли­зации. Еда – это не наполнитель! Еда – для здоровья!

Она определяется подсказкой организма после пищевой паузы.

ЧТО-ТО ВСЁ-ТАКИ ПОЗВОЛИЛО
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   22

Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

Медицина iconПсихосоматические заболевания Вит Ценёв
На сегодняшний день терапевтический процессинг пациента, страдающего от различных заболеваний, стоит на трех основных «врачующих»...

Медицина iconМедицинская реабилитация больных серонегативными спондилоартритами
Восстановительная медицина, лечебная физкультура и спортивная медицина, курортология и физиотерапия

Медицина iconКомплексное лечение остеохондроза поясничного отдела позвоночника
Восстановительная медицина, лечебная физкультура и спортивная медицина, курортология и физиотерапия

Медицина iconПрименение комплексной физиобальнеотерапии у мужчин с алиментарно-конституциональным ожирением
Восстановительная медицина, спортивная медицина, лечебная физкультура, курортология и физиотерапия

Медицина iconФотофорез Лонгидазы в комплексном лечении неинфекционных поражений ногтевых пластин
Восстановительная медицина, спортивная медицина, лечебная физкультура, курортология и физиотерапия

Медицина iconОптимизация комплекса восстановительного лечения плоскостопия у лиц, занимающихся спортом
Восстановительная медицина, лечебная физкультура и спортивная медицина, курортология и физиотерапия

Медицина iconПантомагниевые ванны в комплексной медицинской реабилитации больных метаболическим синдромом
Восстановительная медицина, спортивная медицина, лечебная физкультура, курортология и физиотерапия

Медицина iconКомплексная объективная оценка результатов реабилитационного лечения...
Восстановительная медицина, спортивная медицина, лечебная физкультура, курортология и физиотерапия

Медицина iconКомплексная дифференцированная физическая реабилитация больных с...
Восстановительная медицина, лечебная физкультура и спортивная медицина, курортология и физиотерапия

Медицина iconФункциональная мионейростимуляция в восстановительном лечении после...
Восстановительная медицина, лечебная физкультура и спортивная медицина, курортология и физиотерапия

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:


медицина


При копировании материала укажите ссылку © 2016
контакты
d.120-bal.ru
..На главную