Книга для логопедов москва «просвещение»






НазваниеКнига для логопедов москва «просвещение»
страница1/23
Дата публикации16.05.2015
Размер2.79 Mb.
ТипКнига
d.120-bal.ru > Документы > Книга
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   23



М.К. Бурлакова

КОРРЕКЦИОННО-ПЕДАГОГИЧЕСКАЯ

РАБОТА ПРИ АФАЗИИ



КНИГА ДЛЯ ЛОГОПЕДОВ

МОСКВА «ПРОСВЕЩЕНИЕ» 1991


Рецензенты: старший научный сотрудник ЛГНИИ психиатрии Министерства здравоохранения РСФСР, Т. Г Визель,

логопед Московского городского центра патологии речи И. Г Куркова

Бурлакова М. К.

Коррекционно-педагогическая работа при афазии:
Кн. для логопедов. — М.: Просвещение, 1991.—
190 с. — ISBN 5-09-001702-6. ,



В книге изложен многолетний опыт работы афазиолога НИИ неврологии АМН СССР по восстановлению речи у афазиков. Автором представлена данная работа в систематизированном виде, обращено внимание логопедов на правильность выбора тех или иных приемов, их зависимость от стадии восстановления речевой функции.

Книга предназначена для логопедов, но может быть использо­вана студентами дефектологических факультетов, психологами.


ПРЕДИСЛОВИЕ

Коррекционно-педагогическая работа при афазии — одна из составных частей логопедической работы по преодолению речевых расстройств у детей и взрослых. В ее основе лежит достаточно полное использование нейропсихологических основ речевой деятельности, у истоков которой стоят работы ведущих специалистов отечественной нейро­психологии А. Р. Лурии, Э. С. Бейн и Е. Д. Хомской, Л. С. Цветковой и их учеников. Каждый из этих авторов внес свой вклад в теорию и. практику восстановительного обучения больных с афазией. А. Р. Лурией на основе изуче­ния высших корковых функций человека разработана клас­сификация афазий, которая позволяет при выявлении пер­вично нарушенной нейропсихологической предпосылки квалифицировать форму афазии или их сочетаемость при различных заболеваниях головного мозга. Использование разработанной А. Р. Лурией методики исследования нару­шенных речевых функций позволяет не только определить у больного форму афазии, но и составить программу восстано­вительного обучения, а также выбрать методы и приемы восстановления речи, письма и чтения.

Возраст и преморбидный, личностный уровень больного до заболевания (нарушения мозгового кровообращения, травмы и т. п.) подсказывают логопеду первичный психоте­рапевтический подход к человеку, потерявшему речь.

Афазия у детей наблюдается довольно редко. В основном у них она возникает в результате черепно-мозговой травмы. Об афазии у ребенка можно говорить лишь в том случае, если в результате травмы или инфекционного заболевания нарушилась уже грамматически оформленная речь, т. е. в основном в 2,5—3-летнем возрасте и старше при нормаль­ном речевом развитии. В остальных случаях при ранних черепно-мозговых травмах или после инфекционных заболе­ваний сложные речевые расстройства следует рассматривать либо как алалию, либо как задержку речевого развития. Чем старше ребенок, тем более сложными будут его речевые расстройства при заболевании головного мозга. Так, у дошкольника, не умеющего читать и писать, естест­венно, не будут нарушены чтение и письмо. У школьника даже начальных классов могут быть не только нарушены фонематический слух, устная речь, но пострадают уже все стороны устной и письменной речи; и чем старше ребенок, тем более выраженными будут у него афазические расстройства. У подростка афазия проявляется так же, как у взрослого. Очень часто афазические нарушения наблюдаются у лиц от 15 до 30 лет, т. е. в том возрасте, когда человек еще только овладевает специальностью и вступает в сознательную трудовую жизнь. Поэтому оказание логопедической помощи этим больным особо социально необходимо и требует дли­тельной логопедической работы для восстановления со­циального статуса больного. Сообразуясь с возрастом пациента, логопед отбирает необходимый дидактический материал, соответствующий его интересам, помня о том, что картина речевого расстройства зависит не от возраста, а от той нейропсихологической предпосылки, которая пострадала в результате локального поражения головного мозга.

При проведении коррекционно-педагогической работы необходимо не только нейропсихологическое обследование больного, но и исследование наличия у него левшества. По последним научным данным, абсолютное или парциальное левшество наблюдается примерно у 30% населения. В то же время надо учитывать, что примерно в 75% у лиц с абсолют­ным или парциальным левшеством афазии все же возника­ют, как и у правшей, при поражении левого полушария. С другой стороны, наличие левшества у больного не только является благоприятным фактором восстановления нару­шенных у него речевых функций, но может подсказать лого­педу атипичность проявления афазического синдрома, например диссоциации в сохранной ситуативной речи и нарушений функций повторения, называния или грубейшего нарушения письма при сохранности устной речи и т. п.


Особую роль в коррекционно-педагогической работе играют взаимоотношения логопеда, больного и членов его семьи, так как успехи в работе с больным достигаются толь­ко при наличии благоприятного климата в семье, тактичном, терпеливом отношении к нему. Очень важно логопеду еще на раннем этапе болезни воспитать у больного и членов его семьи установку на восстановление обиходной речи. Посто­янное проведение психотерапевтических бесед, ободрение больного позволяют, несмотря на длительный срок преодо­ления нарушенных речевых функций, не только подвести его к самообслуживанию, но нередко возвратить к работе или учебе.

В пособии уделяется внимание восстановлению функций, приобретенных человеком в процессе обучения в школе, а именно: понимания многозначности слова, чтения, письма, счета и т. д., т. е. в высшей степени произвольных функций, влияющих на осознанное, предложенное извне, повторение слов и словосочетаний, на специальное произвольное назы­вание предметов, действий и их качеств и взаимоотношений, распад которых приводит к аграмматизму. Восстановление этих функций осуществляется параллельно, одновременно с коррекцией первично нарушенной предпосылки. В книге показано, что привлечение сохранных, смысловых, семанти­ческих функций, реализуемых высшими, третичными зонами коры головного мозга, содействуют восстановлению нару­шенных функций более низкого уровня. Автор стремился сделать привычными для логопеда-афазиолога понятия о трех функциональных блоках коры головного мозга, о синтаг­матических и парадигматических отношениях, содейство­вать освоению механизмов перестройки нарушенных функций за счет сохранных речевых зон, и особенно, за счет роли заднелобных отделов коры головного мозга, осуществля­ющих процессы прогнозирования восприятия речи на слух и планирования построения собственных высказываний. Всем этим автор стремился содействовать освоению лого­педом-афазиологом нередко сложных для него проблем ней­ропсихологии и нейролингвистики.

В книге приводится описание симптокомплексов ре­чевых расстройств при различных формах афазии, методики исследования речевых функций и коррекционно-педагоги­ческой работы на раннем и резидуальном этапах восстанов­ления.

НАРУШЕНИЕ КОММУНИКАТИВНОЙ ФУНКЦИИ РЕЧИ ПРИ ОРГАНИЧЕСКИХ ЗАБОЛЕВАНИЯХ КОРЫ ГОЛОВНОГО МОЗГА
Речь представляет собой сложную функциональную систему, опирающуюся на совместную деятельность вторич­ных и третичных зон мозга, в основном второго и третьего функциональных блоков левого полушария. Каждый из этих отделов обеспечивает ту или иную сторону речевого процесса (планирование высказывания, его семантическую и кинестетическую, артикуляторную реализацию, акустиче­ский анализ воспринимаемой на слух речи, оптический анализ печатного текста и т. д.).

При поражении этих речевых зон происходит нарушение первичной нейропсихологической предпосылки, отражаю­щей специфическую деятельность соответствующего анали­затора. На основе первичного анализаторного нарушения возникает вторичный, также специфический распад функ­циональной системы речи, т. е. нарушение всех видов рече­вой деятельности: понимания, экспрессивной устной и пись­менной речи, счета и т. д. Характер и степень их нарушения зависят прежде всего не от величины очага поражения в коре головного мозга, а от нарушения гностической (кине­стетической, акустической или оптической) предпосылки, которые по-разному вносят свой вклад в реализацию различных речевых процессов; понимание речи, сама устная речь, чтение и особенно письмо более грубо страдают при поражении вторичных зон, осуществляющих анализ звукового состава слова.

АКУСТИКО-ГНОСТИЧЕСКАЯ СЕНСОРНАЯ АФАЗИЯ
Впервые сенсорную афазию описал немецкий психиатр Вернике (1874), Вернике показал, что афазия, которую он назвал сенсорной или акустически чувствительной, возни­кает при поражении задней трети верхней височной извилины


левого полушария (поле 22 по Бродману) (см. рисунок). Отличительной чертой этой формы афазии является нару­шение понимания речи при восприятии ее на слух. Длитель­ное время механизм нарушения понимания при этой форме афазии оставался неясным, было очевидным лишь то, что сенсорная афазия является одним из видов акустической агнозии.

В течение многих лет среди специалистов различных областей знаний велась дискуссия о том, является ли процесс восприятия речи на слух сугубо акустическим или в этом процессе определенную роль играет и артикуляторная сто­рона речи. В последние годы доказано, что восприятию речи сопутствует внутреннее, скрытое, не заметное для слушаю­щего проговаривание услышанного, что улучшает понимание воспринятого на слух устного сообщения.

Понимание речи обеспечивается не только дифференциа­цией фонематических признаков речевых звуков, но и опреде­ленной последовательностью, определением места ударного слога в слове.

На ранних стадиях заболевания при обширных очагах поражения в височной доле наблюдается полное расстройст­во понимания речи. Больной воспринимает чужую речь как нечленораздельный поток звуков.

Больные с сенсорной афазией, как правило, не имеют выраженных двигательных нарушений, и полное непони­мание речи окружающих, отсутствие слухового контроля за своей речью приводит к тому, что они не всегда сразу начинают осознавать свою болезнь. Это их возбуждает, они становятся подвижны, многоречивы. На более поздних этапах и при менее выраженных расстройствах наблюда­ется лишь частичное понимание речи, подмена точного восприятия слова догадками. Логопеду приходится неод­нократно повторять свою просьбу, подкреплять свое выска­зывание жестом, указывающим на предмет, и т. д.

Вторичным проявлением фонематической недостаточно­сти является своеобразное изменение в понимании значения слова. На основе неразличения звуков возникает глав­ная особенность восприятия речи, а именно его непосто­янство. Больной то опознает слово, то нег может его опо­знать. Различные слова могут звучать для него одинаково (например: хвост гвоздь кость трость), и одно и то же слово он может воспринять по-разному, неправильно показывая предметы. Например, на просьбу показать слова дом, дочка, бочка он показывает соответственно «том», «точка», «почка» и т. д. Так нарушение звуковой дифференцировки ведет к снижению смысловой.

Больной с сенсорной афазией хуже улавливает на слух корневую, т. е. лексико-семантическую, часть слова, вслед­ствие чего и появляется потеря словом его предметной отнесенности. Услышав слово колокольчик, больной говорит: «Это что-то маленькое, а что, не знаю».

В связи со звуковой лабильностью у больных с сенсор­ной афазией расстраивается самоконтроль за собственной речью, в результате чего в их устной речи появляется компенсаторное многословие.

На резидуальных этапах, при сенсорной афазии наблю­дается нарушение не только фонематической организации речевого высказывания, выражающееся в редких лите­ральных парафазиях (преимущественно заменах глухих фонем звонкими), но и выбора лексических средств языка, что приводит к обильным вербальным парафазиям.

Приведем примеры вербальных парафазии: «Волк уви­дал охотников и деликатно скрылся в кустах», «Ребяте­нок (теленок) бегал вокруг коровы и не подчинялся пас­туху», «Кузнец наковалит подкову». Эти дефекты выбора лексических средств оформления мысли при акустико-гностической афазии проявляются на фоне сохранной ритмико-мелодической, интонационной основы высказывания. Таким образом, на раннем этапе заболевания спонтан­ная речь больных с акустико-гностической афазией изо­билует литеральными, а на поздних, резидуальных эта­пах — вербальными парафазиями.

При акустико-гностической афазии из-за нарушения фо­нематического слуха вторично страдает его артикуляцион­ное оформление. Вследствие этого возникают литераль­ные парафазии. Нередко больной с акустико-гностиче­ской афазией первоначально акустически верно повторяет слово. При вслушивании в слово и очередных попытках повторить его, больной теряет не только звуковые его ком­поненты, но и утрачивает ритмико-мелодическую основу, которая и содействовала его первоначальному правиль­ному повторению. По мере утраты звукового образа слова больной теряет возможность понять его смысл, отказыва­ется от дальнейших попыток к его повторению.

У больных с сенсорной, акустико-гностической афази­ей наряду с правильным называнием наблюдаются вербаль­ные парафазии, попытки объяснить значение слова или найти его через фразеологический контекст. Например, при назывании яблока больной произносит: «Ну, как же... я отлично знаю, что это груша, нет, не груша, а апельсин, апельсин... не апельсин, а кисленькое яблоко... в лесу рас­тет и в саду растет. Есть у меня на даче». При назывании, как и при повторении, могут возникать литеральные (зву­ковые) парафазии с тенденцией к замене глухих фонем звонкими (п б, т д, к г или п д, т — б и т. д.).

При чтении в речи больных с сенсорной афазией появля­ются литеральные парафазии, больные затрудняются в рас­становке ударения в слове, т. е. нахождении ударного слога, в связи с этим затрудняется и понимание прочитанного. Однако чтение остается наиболее сохранной речевой функ­цией при сенсорной афазии, так как оно осуществляется путем привлечения оптического и кинестетического контроля.

Письменная речь при акустико-гностической афазии, в отличие от чтения, нарушается в большей степени и находится в прямой зависимости от состояния фонемати­ческого слуха больного.

На раннем этапе при грубой акустико-гностической афазии затруднено письмо под диктовку и списывание слов. При грубой сенсорной афазии не осознаются рече­вые дефекты, зрительный образ списываемого слова вос­производится бесконтрольно. При этом, списывая, например, слово из трех букв дом, больной бормочет неопределен­ный набор звуков и пишет 8—10 знаков: «дуклршдрп».

Если заострить внимание больного на его ошибках с привлечением сохранного оптического контроля, это помо­жет ему точно скопировать нужное слово. В письменной речи при сенсорной афазии в слуховых диктантах длительное время наблюдаются литеральные параграфии. В спон­танном письме с опорой на сохранные кинестетический и оптический контроль литеральные параграфии наблюда­ются реже.

Грубые нарушения счета при сенсорной акустическо-гностической афазии наблюдаются лишь на самом раннем этапе, так как счет требует проговаривания слов, входящих в счетные операции.
АКУСТИКО-МНЕСТИЧЕСКАЯ АФАЗИЯ
Акустико-мнестическая афазия возникает при пораже­нии средних и задних отделов височной области (см. рис., поля 21 и 37 по Бродману).

Особенности нарушения понимания. При акустико-мне­стической афазии характерна диссоциация между относи­тельно сохранной способностью повторить отдельные слова и нарушением повторения 3—4 не связанных по смыслу слов (например: рука, дом, небо; ложка, диван, кот; лес, дом, ухо и т. д.) или слогов. Обычно повторяется первое и по­следнее слово, в более тяжелых случаях — лишь одно слово из заданной серии слов.

Нарушение объема удержания речевой информации, ее тормозимость приводят к трудностям понимания длинных, многосложных высказываний, состоящих из 5—7 слов. При этом может наблюдаться вторичное отчуждение смыс­ла слов. Больной может указать или дать не тот предмет, о. котором идет речь, возникает акустико-мнестическая дезориентированность. При акустико-мнестической афа­зии больному трудно ориентироваться в беседе с двумя-тремя собеседниками.

При втором варианте акустико-мнестической афазии трудности удержания смысловой стороны речи заключаются в ослаблении и обеднении зрительных представлений о предмете, в соотношении воспринятого на слух слова с его зрительным представлением. Объясняется эта ослабленность тем, что задневисочные отделы (см. рис., поле 37 по Бродма­ну) являются смежными с затылочными, оптико-гностиче­скими отделами.

Снижение оптико-мнестических процессов приводит к тому, что зрительное представление о предмете становит­ся неполным. При рисовании тех или иных предметов опускаются, не дорисовываются значимые для опознания детали (носик у чайника, гребешок у петуха, ручка у чашки).

Устная речь характеризуется трудностями подбора слов, необходимых для организации высказывания. Речь боль­ных с акустико-мнестической афазией, как и при акустико-гностической афазии, сохраняет свой выраженный предикативный характер. Трудности нахождения слов» объ­ясняются обеднением зрительных представлений о предме­те. Семантическая размытость значения слов приводит к возникновению в речи обильных вербальных парафазии, редких литеральных замен, контаминации (слияние двух слов в одно, например, «ножилка» — нож вилка).

Нарушение номинативной функции речи при акустико-мнестической афазии проявляется не только в трудности при назывании, но и в подборе слов в собственной речи, в рассказах по картинкам и т. д. При рассказе по серии сюжетных картинок, пересказе текста в спонтанной речи существительные замещаются местоимениями. Аграмматизм при акустико-мнестической афазии характеризуется смешением флексий глаголов и существительных в роде и числе. В отличие от акустико-гностической афазии вы­сказывания при акустико-мнестической афазии отличаются большей законченностью, в речи нет речевой «окрошки».

В письменной речи при акустико-мнестической афазии больше, чем в устной, проявляется экспрессивный аграмматизм, т. е. смешение предлогов, а также флексий гла­голов, существительных и местоимений, главным образом в роде и числе. Номинативная же сторона в письменной речи оказывается более сохранной, так как больные имеют больше времени для подбора слов, большую возможность выбора синонимов, а также фразеологизмов, способствую­щих «всплыванию в памяти» нужных слов. Очень редко в письменной речи наблюдаются литеральные парафазии по акустическому типу (смешение звонких и глухих фонем).

При записи текста под диктовку больные испытывают значительные трудности в удержании в слухоречевой па­мяти даже фразы, состоящей из трех слов. При этом им необходимо повторить каждый фрагмент фразы.

При акустико-мнестической афазии значительные труд­ности проявляются в понимании читаемого текста. Это объясняется тем, что печатный текст состоит из предло­жений значительной длины. Удержание в памяти читае­мого текста тоже требует сохранности слухоречевой па­мяти. Дефекты слухоречевой памяти сказываются и в ре­шении арифметических примеров. Например, при сложении чисел 27 и 35 больной пишет 2 и произносит «один в уме», и даже в том случае, если единица записана вблизи примера, он забывает ее прибавить к следующим слага­емым.

Таким образом, при акустико-мнестической афазии нарушение слухоречевой памяти вторично приводит к труд­ностям нормальной реализации письма, чтения и счета.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   23

Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

Книга для логопедов москва «просвещение» iconТесты для логопедов (учителей-логопедов) доу
Трудности реализации двигательной программы речевого высказывания при дизартрии проявляются

Книга для логопедов москва «просвещение» iconРабочая программа по учебному предмету «Физическая культура»
Рф 05. 03. 2004 №1089 и авторской учебной программы «Комплексная программа физического воспитания учащихся 1-11 классов» (В. И. Лях,...

Книга для логопедов москва «просвещение» iconРабочая программа по окружающему миру (название предмета)
Программа разработана на основе авторской программы А. А. Плешакова «Окружающий мир» из сборника рабочих программ «Школа России»,...

Книга для логопедов москва «просвещение» iconУчебное пособие предназначается для студентов дефектологических и...
...

Книга для логопедов москва «просвещение» iconКнига «Кто ест пчел?»
«Почему у пингвинов не мерзнут лапы? и еще 114 вопросов, которые поставят в тупик любого ученого»: Добрая книга; Москва; 2010

Книга для логопедов москва «просвещение» iconКнига почтой. Горпинченко Вадим Михайлович. 111396, г. Москва, а/я...
В данной книге представлены знания, которых нет ни в одном учебнике, ни в одной диссертации. Их не дают ни в университетах, ни в...

Книга для логопедов москва «просвещение» iconРабочая программа Деркачёвой Елены Михайловны (высшая квалификационная...
Биология. 7 класс: учеб для общеобразоват учреждений / В. В. Пасечник, С. В. Суматохин, Г. С. Калинова; под ред. В. В. Пасечника;...

Книга для логопедов москва «просвещение» iconРабочая программа по учебному предмету «Биологии»
Федерального государственного стандарта основного общего образования, на основе Примерной программы основного общего образования...

Книга для логопедов москва «просвещение» iconАбу али ибн сина (Авиценна) канон врачебной науки
Канон врачебной науки в пяти книгах. Книга 1 общетеоретические вопросы медицины. Книга 2 простые лекарства. Книга 3 частные болезни....

Книга для логопедов москва «просвещение» iconРуководство по древнему искусству исцеления «софия»
Для получивших настройки эта книга руководство для практикующих и обучающих Рейки. Это первая книга, в которой для западных целителей...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:


медицина


При копировании материала укажите ссылку © 2016
контакты
d.120-bal.ru
..На главную